designportrait
 
проекты > 0 / 1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8

Журнал «Дизайнинформ», №13, 2008, «Interior Design»

Urbi et Orbi

txt и фото: Александр Переслени и Светлана Чернышева

По нашему убеждению, интерьер — это портрет, в котором явственно проступают либо черты Заказчика, либо Дизайнера. Разумеется, если они — единомышленники, то пишется «групповой портрет в интерьере». Как известно, портрет может быть глубоко психологическим, поверхностно схематическим, ироническим, карикатурным. Интерьер — это портрет эпохи, по которому наши потомки будут оценивать нашу способность адаптироваться к техническому прогрессу, не доходя при этом до нервного срыва. При отборе тем для этого раздела мы сделали акцент на тех интерьерных решениях, которые создают впечатление о колористике конца первого десятилетия XXI века, его предпочтениях в мире форм, о композиции в интерьере как отражении представлений о комфорте, и аксессуарах, с помощью которых раскрываются интересные черты в человеческой натуре. Если закрыть глаза и попытаться создать мысленную палитру, объединяющую выставки в Лондоне (100% Design и Decorex), Париже (Maison et Objet) и Турине (Casa Décor 2008), ничего не получится. Париж не впишется в этот триптих, потому что в его интерьерной гамме преобладают черный, серый и состаренный жемчужный белый, а если и встречаются яркие краски, то в них явно читается Ново Светское происхождение. Процесс старения Европы продолжается, но – помните ахматовское: «Я не старая, я старинная» – продукт этого процесса обходится нам все дороже. В битве минимализма и гламура победили благородные и изысканные формы. Но в отделке – третьего не дано. Либо доведенный до крайности глянец черного лака, отражения в котором вызывают абсолютно нереальное ощущение «трехмерных» поверхностей. Либо «сырая» поверхность со следами грунтовки (тем не менее, на ощупь — просто шелковая), наводящая на мысль, что сельский дом отныне — наша отрада и в городской черте. Если форма мебели – необарочная, то к этим двум вариантам в качестве альтернативы добавляется белая эмаль. Эта «базовая» палитра дает огромные возможности в создании нужного интерьерного настроения с помощью аксессуаров и тканей. Буйство красок и богатство узоров, создаваемых мастерами Le Jacquard Français позволяет присвоить цвет каждому дню недели. Мы помним жаккардовый лен, которым славились Кострома и Иваново. Но эти ткани были неяркими. Одна из тканей в новой коллекции Le Jacquard Français названа Volga: она переливается всеми цветами радуги. Скатерти, салфетки, полотенца, фартуки – можно составить полный комплект столового белья разных цветов в одном стиле. Иллюзия «черно-белого кино», которую Diesel устроил в спальне, вызывает восторг у всех, кто когда-либо создавал интерьер для «молодого, много путешествующего холостяка». Если бы существовала премия за «Самую мужественную спальню», компания Diesel в этой номинации была бы первой, и с большим отрывом. Sonia Rykiel Maison (Франция) и швейцарская компания Schlossberg, на наш взгляд, представили лучшие образцы постельного белья для оседлого населения. Высочайшее качество ткани, активная и нежная – на выбор – цветовая гамма. Лондонская выставка Decorex отличается британской основательностью и доброжелательностью: нет никаких возражений при виде камеры, все рады рассказать о своих достижениях, о том, как идут продажи в Harrods и чем вдохновлялись, давая имя своей компании. Владелец Ecco Trading (Великобритания) Патрик Джил рассказал, как появился на свет его новый стол из оливы. Стол выкрасили, но естественный цвет древесины не дал получить желаемый результат, зато не желаемый превзошел все ожидания — модный антрацитовый цвет подчеркнул богатую фактуру оливы и теперь идеально сочетается с обивкой кресла, уже имевшегося в коллекции. Классика в Британии всегда в моде, а на Decorex выставляются превосходные ремесленники, создающие славу британскому качеству. Компания Clock House Furniture производит мебель в стиле регентства. Рога для люстр и вешалок поставляют охотничьи общества Шотландии. Гордостью экспозиции был походный шатерный шкаф, изготовленный по старинным чертежам. В отличие от многих компаний, Clock House Furniture не практикует «минимальный заказ» (как правило, на сумму от 1000 GBP) и может изготовить вещь в единственном экземпляре. Пожалуй, только в Англии можно заказать ковер, изготавливаемый от года до нескольких лет по старинной технологии в Иране, с использованием исключительно натуральных красителей, но при этом цветовое решение принимается совместно с дизайнером интерьера. Компания Parsua изготавливает и самые большие в мире ковры, поставляемые королевским домам Европы. Несмотря на то, что и Том Диксон, и Гэрет Вильямс — куратор музея Виктории и Альберта, утверждают, что в восьмидесятые годы в Англии были архитекторы, но не было не только дизайна, но и литературы о дизайне, нам в это верится с трудом. Богатейшая коллекция музея V&A и тридцатилетняя история Decorex говорят сами за себя. Выставка Casa Décor представляет собой передвижную творческую лабораторию, где в муках и сомнениях рождается квинтэссенция – пресловутая «пятая сущность» – материализованного дизайна. Интернациональная по составу участников, эта выставка каждый год устраивается в одной из стран, в которой дизайн — не просто слово в словаре иностранных слов. Здесь интерьерные дизайнеры, обращаясь к древним чувствам, пытаются решить вопрос: где предел возможностей современной архитектуры и дизайна? Ответ на этот вопрос служит камертоном современных направлений в мировом интерьерном дизайне. В Италии Casa Décor – уже второй раз (Милан ее принимал в 2006 году). Высочайший уровень проектов, представленных в этом году, доказал, что Турин действительно столица мирового дизайна, и был ею задолго до 2008 года. Интерьерные проекты, показанные на Casa Décor 2008, в целом отличались архитектурной лаконичностью. В проекте спальни Vocation Flexible, выполненный Studio ATA для выставки Casa Décor (Турин), антрацитовый цвет абсолютно функционален – без модного эпатажа. Выполненная в этом цвете зона изголовья, изножья и потолок создают визуально замкнутое пространство, куда не попадает прямой цвет из симметрично расположенных окон. На светло-сером фоне стены зеркало создает свое видение строгой постели, «взбивая» белье в легкомысленную пену. Итальянский архитектор Массимильяно Камо- летто (Massimiliano Camoletto), один из авторов проекта UMA (Urban Mutant Ambient — городская среда-мутант), рассказал нам, что главным моти- вом для участия студии UdA (Ufficio di Architettura) в Casa Decor было желание сделать подарок го- роду. Это действительно так: заказчики «высоко- го» уровня такого рода выставки не посещают, а перечень компаний, принявших участие в проек- те – всего тридцать девять! – говорит сам за себя. Благодаря этим компаниям, в проекте появились ставшие великой классикой камин Доминика Имбе- ра, и светильник Boalum (дизайнеры Л. Кастильони и Д. Фраттини), торшер Luminator (дизайнеры Акиле Кастильони и Пьер Джакомо Кастильони) и многое другое. По мнению авторов, UMA является жилым про- странством, которое можно «носить» как костюм или платье. Безупречно подогнанное, оно пре- красно «сидит» на посетителе. Это пространство идеально для жаждущих одиночества. Это же про- странство выполняет противоположную функцию – оно доброжелательно и гостеприимно. UMA – однокомнатное пространство-мутант. Ванная комната с гардеробом и антресоль- спальня, непосредственно над ней расположен- ная, аккуратно встроены в угол прямоугольника совершенных витрувианских пропорций. В ре- зультате, приватная зона сведена до минималь- ного, но хорошо организованного пространства, а все остальное – может играть любую роль — в зависимости от желания обитателей.

Справа от входа располагается длинная низкая секция из стекла и камня, поверхность которого выгравирована лазером. С одной ее стороны можно заниматься обычными дневными делами — готовить и сервировать еду, другая сторона предназначена для того, чтобы есть, пить, болтать с друзьями, работать на компьютере, слушать музыку и пр. Белая тонкая плоскость на стене, повторяющая все ее шероховатости играет роль второй кожи. Звукопоглощающая мембрана из гипса, покрывающего внутренние стены, является источником разных тайн: эта поверхность никогда не выглядит завершенной, но остается живой и динамичной, поскольку смягчает и приглушает звуки и шумы. Или может «оживать» благодаря проецируемым образам, сценам и рисункам — всей той магии, которая делает нас современниками вещей и событий. Графически ковер представляет собой план древнего крепостного вала и является символом укрытия, которое люди искали внутри старых городских стен. Деревянный пол имеет первозданный вид, его поверхность ничем не обработана. UMA наполнена звуками. Сущность времени раскрывается наложением музыки и знакомых повседневных звуков — непрекращающегося потока, сопровождающего нашу жизнь. Саундтрек, вписанный в архитектуру пространства, напоминает нам о том, что прогресс не остановить как стрелки часов. Музыка компенсирует неумолимое движение времени и дарит вдохновенные моменты, которые остаются в памяти навсегда. Авторы UMA сделали очень интересный вклад в архитектуру пространства, создав узнаваемый портрет ее предполагаемого обитателя в «архитектуре времени».